Herzog-de_Meuron

Herzog & de Meuron Architekten

Herzog & de Meuron Architekten (Херцог и де Мёрон) (сокр. HdeM) — швейцарское архитектурное бюро, основанное в 1978 году в Базеле, Жаком Херцогом (Jacques Herzog) (род. 19 апреля 1950 года) и Пьером де Мёроном (Pierre de Meuron ) (род. 8 мая 1950 года). Обладатели Пртицкеровской премии (2001 год).

Жак Херцог родился 19 апреля 1950 года в швейцарском Базеле. После окончания школы Херцог, увлеченный архитектурой и дизайном, поступил в Швейцарский федеральный технологический институт в Цюрихе, где и познакомился с Пьером де Мероном. В 1978 году они официально закрепили свое партнерство и начали воплощать самые невероятные идеи. Но друзья не спешили создавать собственную студию. Сперва они работали на швейцарскую компанию «Ricola», а затем – на французскую архитектурную компанию. В 1997 году они, наконец, решились открыть собственную мастерскую – «Herzog & de Meuron».

Одним из первых проектов, который прославил Херцога и де Мерона, была лондонская галерея «Tate Modern». Этот шедевр современного дизайна принес им самую престижную премию в области архитектуры – Притцкеровскую премию. Председатель жюри Картер Браун заметил во время награждения: «Я не встречал архитекторов с большим воображением, которые работали бы так виртуозно, как Жак Херцог и Пьер де Мерон».

После такого успеха на них буквально посыпались заказы. В 2002 году «Herzog & de Meuron» обновили дизайн здания «Laban Dance Centre» в Лондоне, крупнейшей школы танцев во всей Европе. За этот проект Херцог и де Мерон получили премию «Sterling Award».

В 2005 году был официально открыт стадион «Allianz Arena» – один из самых амбициозных проектов Жака и Пьера. Его открытие было приурочено к началу Чемпионата мира по футболу 2006 года в Германии. Местные жители достойно оценили работу швейцарцев – благодаря современным технологиям стадион буквально светился.

После завершения строительства «Allianz Arena» Жак Херцог и Пьер де Мерон приступили к не менее амбициозному проекту. Они разработали проект Олимпийского стадиона в Пекине, который прозвали «птичье гнездо». На строительство грандиозного стадиона ушло пять лет и $ 423 млн. В 2006 году авторитетное издание «New York Times» признало компанию «Herzog & de Meuron» самой влиятельной архитектурной студией в мире.

Сегодня Жак Херцог продолжает работать над самыми невероятными проектами. Вместе с Пьером де Мероном они разрабатывают такие проекты, как «Plaza de España» в Тенерифе, «Tate Modern 2» в Лондоне, а также пытаются воплотить в жизнь проект, который назвали «дом, уходящий в небо». Его строительство должно начаться в Нью-Йорке. По замыслу архитекторов 57-этажное здание будет состоять из различных «коробок», расположенных под разным углом. В планах Херцога также создание концепции здания «Philharmonic Hall» в Гамбурге.

В мире предметного дизайна Herzog & de Meuron известны всего несколькими проектами, среди которых светильник «Pipe» для итальянской компании ARTEMIDE и табурет из дерева «Hocker stool» для швейцарской фабрики VITRA. Кстати, здание VITRAHAUS в городке Вайль-на-Рейне также спроектировано знаменитым дуэтом в числе других архитектурных шедевров от знаменитых архитекторов современности на территории кампуса VITRA: Захи Хадид, Тадао Андо, Фрэнка Гери и др

Фирменными чертами их проектов являются предельный минимализм и широкое использование экспериментальных материалов, таких как трафаретное стекло. Большой успех имел разработанный ими проект галереи Тейт Модерн в Лондоне (2000), принёсший им Притцкеровскую премию в  2001 году, стадион Альянц Арена в Мюнхене (2005) и Пекинский национальный стадион (2008). Участвовали в конкурсе на разработку нашумевшей концепции Газпром-Сити в Санкт-Петербурге.

Их амплуа — архитектура вне шаблонов с изумительным расчетом от объема до детали, их визитная карточка — изысканный и артистичный выбор материалов. Им нет равных в умении адаптировать исторические здания под современные функции, в том числе выставочные и музейные, и безупречно вписывать их в сложившуюся городскую среду. Повсюду они пытаются расслышать шепот genius loci. Им важен не «кулëр локаль» и архитектурная традиция: они пробуют уловить некую энергетическую индивидуальность места, в котором им предстоит строить. И лишнее подтвержедение тому — премьеры 2016 года.

Творчество Херцога и Де Мерона как дерево: корнями глубоко в почве, в глубинах культурных традиций и архетипов, кроной — не только здесь и сейчас, но и высоко в небе, почти в визионерских футуристических образах и видениях. Но характерной чертой именно их случая является тот факт, что одно не может существовать без другого и возможно только в симбеозе. Привыкнув безбоязненно и свободно работать с историческими артефактами, архитекторы все чаще выступают в роли рестравраторов. В Нью-Йорке под их руководством

завершилась реставрация Зала ветеранов в историческом здании Военного арсенала на территории Центрального парка. Роскошный неоготический интерьер, созданный  в конце XIX века Луисом К. Тиффани, предстал в  обновленном виде.

Их кредо — никогда не повторяться. Каждый заказ уникален и достоин особого образа, метода, а иногда и инновации. «Я думаю, архитектор должен разнообразить то, чем он занимается. Это как с мускулами: тренировать надо все группы мышц — важны и большие, и маленькие мышцы, только так и можно сохранять гибкость и активность, — говорит Херцог.  —  Если ты все время делаешь одно и то же, ты становишься экспертом и специалистом, но ты слепнешь при этом. Мы, например, меньше всего любим делать частное жилье, но несмотря на это мы считаем важным браться за заказы самых разных типов». В портфолио Херцога и де Мерона, действительно, немало объектов коммерческой и жилой недвижимости. Прекрасные архитектурные образы, например, они создали для модного дома Prada. Бутик Prada (2003) в токийском квартале люксового ритейла Аойама похож на хрустальную вазу со множеством сверкающих граней. В 2015-м ровно напротив открылся бутик Miu Miu — в виде гладкой позолоченной изнутри серебряной коробки со слегка приоткрытой крышкой.

Облик зданий, спроектированных HdeM, определяют не только выразительные формы, но и в не меньшей степени артистичные материалы, поверхности, с невиданно чувственной, характерной фактурой.  Мадридский Caixa Forum удивляет красно-ржавой чугунной отделкой верхних этажей. Новый корпус Walker Art Center (2005) в Миннеаполисе — словно сотканной из мятой серебряной ткани алюминиевой облицовкой. Музей Де Янга (2005) в Сан-Франциско полностью облицован перфорированными панелями из подернутой зеленоватой патиной меди. Стены базельского музея-хранилища Schaulager (2003) покрывают необычные плиты из бетона, перемешанного с местным гравием, от которых так и веет первобытной архаикой. А крыша Музея культур (Museum der Kulturen), облицованная глянцевыми керамическими шестиугольниками, кажется сделанной из кристаллов каменного угля.

Для придания объекту большей артистичности Херцог и де Мерон часто приглашают к работе над концепцией современных художников. Проектировать здание исследовательского центра фармацевтической компании Roche в Базеле им помогал швейцарский концептуалист Реми Цаугг. Автор абстрактных мультиколорных полотен Адриан Шисс участвовал в создании зданий на кампусе страхового общества Helvetia в Сен Галлене. Деятель видео-арта Майкл Крейг-Мартин помогал им подбирать цвета поликарбонатной оболочки хореографического центра имени Лабана в Лондоне, за который бюро HdeM получило главную британскую архитектурную награду — премию Стерлинга. В 2012 году HdeM вместе с китайским художником Ай Вейвеем рефлексировали на тему археологии во временном павильоне, построенном для галереи Serpentine.

«Продолжать работать — это вызов, — говорит Херцог. — Но и наслаждение, а значит… не ноша, нет, но вызов, который побуждает нас идти дальше. Исследовать, чем архитектура станет в будущем: я хочу это понять. Правда, идей пока мало, скорее, шутки. Но даже если бы они у меня были, я бы не рассказывал вам о них, потому что нам начнут подражать!» А потом добавляет уже серьезно: «Я думаю, архитектуру важно оценивать с гуманитарной точки зрения. Если проектируя, вы думаете только о красивой форме и об эстетическом удовольствии, это абсурд! Здание можно считать настолько удавшимся, насколько оно заполняемо людьми».

С 2011 года Пьер де Мерон — член градостроительного совета фонда «Сколково».

www.herzogdemeuron.com

www.en.wikipedia.org/wiki/Herzog_%26_de_Meuron

Allianz Arena, Munich, Germany 2005 Photo GeeJoAllianz Arena, Munich, Germany 2005 (Photo GeeJo)

Parrish Art Museum, Water Mill, New York, USA 2012 Photo-Matthu PlacekParrish Art Museum, Water Mill, New York, USA,2012 (Photo Matthu Placek)

Roche Building 1, Roche Basel Site, Basel, Switzerland; Project 2009–2015Roche Building 1, Roche Basel Site, Basel, Switzerland,Project 2009–2015

Gasklocka, a Tower for Norra Djurgårdsstaden, Stockholm, Sweden; Project 2009-Gasklocka, a Tower for Norra Djurgårdsstaden, Stockholm, Sweden, Project 2009-ongoing

Выставочный комплекс Messe Basel, 2014
Выставочный комплекс Messe Basel, 2014
Главный фасад Центра современного искусства Schaulager, Мюнхенштайн, Базель, 2003
Главный фасад Центра современного искусства Schaulager, Мюнхенштайн, Базель, 2003
Здание музея Де Янга (De Young) в Сан-Франциско, 2005.
Здание музея Де Янга (De Young) в Сан-Франциско, 2005.
Музей культур в Базеле (Museum der Kulturen), 2010
Музей культур в Базеле (Museum der Kulturen), 2010
Павильон для Serpentine Gallery, 2012.
Павильон для Serpentine Gallery, 2012.
Южный фасад комплекса Caixa Forum в Мадриде, 2008
Южный фасад комплекса Caixa Forum в Мадриде, 2008
Elbphilarmonie («Филармония на Эльбе»), Гамбург. Строится с апреля 2007 года. Окончание работ ожидается летом-осенью 2016-го. Расходы выросли до 800 млн евро
Elbphilarmonie («Филармония на Эльбе»), Гамбург. Строится с апреля 2007 года. Окончание работ ожидается летом-осенью 2016-го. Расходы выросли до 800 млн евро